Дмитрий Медведев встретился с журналистами Уральского федерального округа

28.11.2011 23:59
Medvedev_urfo_3

Екатеринбург стал финальным городом для общения Президента с региональной прессой в этом месяце

Дмитрий Медведев ответил на вопросы региональных журналистов – представителей средств массовой информации Уральского федерального округа.

Беседа завершает цикл встреч главы государства с региональной прессой, состоявшихся в течение последнего месяца. Далее мы публикуем подробную беседу российского Президента с представителями уральских СМИ.

 

"Здравствуйте! Одна радость – Уральский федеральный округ по своим экономическим значением велик, а по количеству субъектов невелик. Поэтому в отличие от встреч с вашими коллегами, где по 17, по 20 человек, здесь присутствует немного людей. Тем не менее давайте начнем, пожалуйста", - начал беседу Дмитрий Медведев, Президент России.

Первой вопрос задала представительница телеканала "УТВ". Журналистку заинтересовали сроки строительства скоростной железнодорожной магистрали между Екатеринбургом и Москвой. 

"Проект масштабный. Как Вы считаете, возможно ли реализовать его в короткие сроки, в частности, к 2018 году?", - поинтересовалась Елена Шевелева, представитель телеканала "УТВ".

"Я не считаю, что восемь лет – это короткий срок, или семь лет. А в отношении финансов все гораздо сложнее. Но самое главное – не финансы. Самое главное – посчитать рентабельность соответствующего проекта, насколько он будет востребован. Насколько я понимаю, смысл этого проекта заключается именно в том, чтобы железнодорожным транспортом буквально за шесть-семь часов добираться из Екатеринбурга в Москву. При этом на отдельных участках скорость движения будет очень и очень значительной, за 300 километров в час, может быть, даже под 400 километров в час", - ответил Президент.

"Если говорить о технологической стороне, я двумя руками – "за", потому что чем больше у нас будет высокоскоростных магистралей, тем более высоким будет, если хотите, даже уровень жизни. Это тянет за собой развитие целого ряда отраслей, и связанных с железнодорожными перевозками, и просто наземной инфраструктурой, когда мы начинаем продвигать железную дорогу из одного места в другое. Вопрос в том, кто будет ездить, и как быстро это будет окупаться", - добавил Дмитрий Медведев.

"Короче, первое, я – "за". Второе, до 2018 года, срок не такой маленький, успеть можно. И третье, нужно просто просчитать, подготовить проект и провести предпроектные работы. Насколько я осведомлен, сейчас именно все находится в стадии предпроектных работ. И на это уже выделены деньги. Вот и давайте дождемся ответа на этот вопрос", - заключил Глава государства.

Следующий вопрос от представителя электронных СМИ Уральского федерального округа. Интернет журналистику волнует не частное, а общее. Президенту задан вопрос глобальной политики. Он получился достаточно объемным и Президент поинтересовался как на него отвечать: коротко или долго?

"Все нулевые годы экспертное сообщество, политически активные граждане обсуждали госполитику, например, отказ от многих демократических свобод и инструментов, которые были приняты в 90-е годы; усиление роли государства в экономике. Обсуждали последствия, например, коррупции и прочее.

Обсуждали Ваши инициативы, в частности, историю с Советом Федерации, интересную вещь, с тем чтобы сенаторы избирались из числа региональных и муниципальных депутатов, которая в итоге (сейчас) превратилась в то, что в губернаторы, например, могут выбрать не из нынешних губернаторов, а любого своего друга, через процедуру провести и назначить. Сейчас обсуждается такая вещь, что в последующие 12 лет этот политический и экономический тренд сохранится, а возможно даже будет усиливаться.

Скажите, пожалуйста, для чего это делается? Для чего идет отказ от части свобод 90-х – это усиление роли государства? И какие Вы видите в этом, может быть, опасности для страны?

Еще сразу хочу уточнить: опять же звучат оценки, что в нынешний электоральный цикл мы выбираем политическую власть на 12 лет, а то и на 24 года. Так это или нет?, - задал свой вопрос Михаил Вьюгин, представитель агентства "Ура.Ру"

"Если отвечать коротко, то все, что Вы сказали, все не так. А если отвечать долго, то это может занять некоторое время. Давайте все-таки попробуем порассуждать", - ответил Дмитрий Медведев, Президент России.

Рассуждения Главы государства мы решили опубликовать дословно, также как и вопрос представителя электронного издания. 

"Во-первых, в отношении трендов. Никаких особых трендов нет. Есть реальная ситуация, сложившаяся за последние годы. Кому-то она нравится, кому-то она не очень нравится. Это вопрос выбора. Я напомню, кстати, что любая демократия основана на выборах и на том, кто какие интересы отражает.

В нашей ситуации, например, есть такая партия, как Ленин говорил, "Единая Россия". Если она получит большинство, значит, она представляет интересы большинства, значит, все, что она делает, делается в интересах большинства.

Возникает вопрос с меньшинством: а как ему быть? Но это не значит, что она должна игнорировать это меньшинство. Это абсолютно не так. Но в то же время, исходя из общедемократических подходов, партия, имеющая контрольный пакет в парламенте, проводит политику в интересах большинства. Если в какой-то момент эта политика будет отличаться от представлений большинства, она утратит это большинство и все.

Почему я об этом говорю? Потому что ни один из демократических институтов за последние годы не был помножен на ноль, что бы там ни говорили те, кому не нравится сформировавшийся, как Вы говорите, тренд. Это первое.

Второе. Никакого отказа от прав и свобод, которые установлены Конституцией, не происходило, во всяком случае я не могу назвать ни одного примера, когда в нашей стране произошел бы отказ от действия какого-то демократического института. Некоторые институты менялись.

Кому-то эти изменения кажутся правильными, кому-то не очень правильными, например, порядок наделения полномочиями губернаторов. Но это не значит, что были попраны основные положения Конституции, потому что если бы в Конституции была соответствующая норма на эту тему, то тогда никто бы не смог изменить законодательство, на основании которого происходит наделение полномочиями.

Поэтому, на мой взгляд, мы действительно пережили довольно сложный период (10-летний или чуть больше), когда происходили разнонаправленные вещи. С одной стороны, государство укреплялось, и это сделать было крайне необходимо, критически необходимо, потому что в начале нулевых годов, о которых Вы сказали, мы получили абсолютно разболтанное государство.

Я сейчас с бизнесменами встречался. Понимаете, у человека всегда память короткая и обычно помнишь только хорошие, положительные вещи. Они мне, например, напомнили про кредитную ставку в 200 процентов и так далее. Все это было. И разболтанность государства в начале десятилетия была.

Государство укрепили, сразу возник вопрос: а не переукрепили ли? Не завернули ли слишком далеко или глубоко? Не нужно ли что-то ослабить? Я могу сказать одну вещь: все это вопрос конкретной политической практики; где-то, может быть, нужно двигаться в одном направлении, где-то – в другом, но сама по себе государственная система не претерпела никаких радикальных изменений.

То, что у нас существует политическая сила, которая имеет шансы избраться всего лишь, подчеркиваю, третий раз подряд, я в этом никакой катастрофы не вижу. Я недавно с вашими коллегами общался, почему мы так критично всегда настроены к своим политическим силам? Это нормально, наверное, почему настроены. Потому что это наши политические силы, да?

Но все-таки давайте вспомним, что происходило в других странах. Когда христианские демократы были 20 лет в ФРГ в достаточно сложный период у власти, никто же не говорил, что это попирает демократию, что это не отражает интересов людей. Они избирались и властвовали. Когда Маргарет Тэтчер привела к власти консерваторов в 79-м году, они были 18 лет у власти, никто же не говорил о том, что это противоречит какому-то демократическому тренду.

Избирают их и избирают, избирали до тех пор, пока они были популярны. Потом, по-моему, Мейджора избрали, если я правильно помню, и они утратили эту популярность, потом пришли, соответственно, лейбористы, сейчас – снова консерваторы. Поэтому ничего трагического в этом нет.

Если говорить о присутствии государства в экономике, здесь я, пожалуй, соглашусь с вами больше, потому что мы должны сделать все, чтобы присутствие государства в экономике было достаточным, но необходимым. Напомню, что еще некоторое время назад у нас была принята уже новая специальная программа приватизации государственных предприятий с учетом новой ситуации.

В результате ее осуществления государство должно получить порядка 40 миллиардов долларов от реализации соответствующих пакетов. Я считаю, что это полезно. Но самое главное, это развязывает экономику, потому что у нас действительно в целом ряде отраслей избыточное представительство государства. И я как Президент всегда исходил из того, что нам нужно заниматься дальнейшей передачей целого ряда объектов в частные руки просто потому, что государственное участие в них неэффективно.

Нам в какой-то ситуации нужно было освободиться от чиновников в советах директоров. И я такое поручение дал, это сделано. Это не значит, что автоматически нечиновники стали более эффективными, но они более свободны в том, чтобы сформулировать свою позицию, в том, чтобы принимать решения, продиктованные не только государственной директивой, но и соображениями экономической целесообразности по отношению к компании.

Я все-таки восемь лет просидел в совете директоров «Газпрома» и знаю, каким образом такие решения принимаются. Поэтому если говорить о развитии экономики, то, наверное, да, в какой-то момент нам нужно было остановиться и принять необходимые решения.

Инвестиционный климат. Здесь, наверное, нам еще нужно сделать очень и очень многое для того, чтобы инвестиционный климат был на уровне, соответствующем потенциалу Российской Федерации. Потому что когда иностранцы приходят, то они говорят: «Да, у вас страна фантастическая по возможностям, у вас прекрасные природные ресурсы, интеллектуальный капитал мощнейший. Инвестиционный климат очень плохой».

Конечно, инвестиционный климат – это не просто решение Президента, премьера, это совокупность всех общественных отношений, отношений, существующих внутри одной государственной системы, внутри общественных структур. Это не делается ни указами, ни постановлениями, тем не менее нормативную основу для этого нужно сформировать.

Возвращаясь, например, к инвестиционному климату, могу сказать, что даже те решения по борьбе с коррупцией, которые по моей инициативе приняты, это тоже все-таки вклад в изменение инвестиционного климата. Помогло это или нет – это вопрос отдельный, к сожалению, помогло не очень. Нужно помимо законов еще создавать условия, когда эти законы будут работать. Если взять, например, судебную систему (ее тоже часто критикуют), она должна адекватно реагировать на нарушение прав инвесторов, только в этом случае возникнет некая единая линия – антикоррупционное законодательство, применение этих законов в судах, защита интересов конкретного инвестора.

Почему я все это говорю? Потому что, возвращаясь к тому вопросу, который Вы задали, мой ответ в целом таков: за истекшие 12 лет в нашей стране происходили разные вещи, некоторые из них я считаю абсолютно необходимыми. Без них наше государство просто развалилось бы, включая, кстати, борьбу с терроризмом и укрепление государственной власти.

Не может быть такого государства, как наше, где слабая государственная власть. Нам пришлось это сделать. Да, это имеет некоторые издержки, тем не менее я считаю, что это было сделано абсолютно правильно. Происходили и другие вещи. И оценку им, наверное, должны дать граждане на выборах, которые будут 4 декабря. Но говорить о том, что сформировался некий авторитарный тренд, который сейчас захватил всё и вся и который воплощают в себе, допустим, кандидат в Президенты, кандидат в Председатели Правительства от «Единой России», сама партия «Единая Россия», – несерьезно просто потому, что этого тренда нет, а есть совокупность самых разных вещей, которые происходили в нашей стране.

И, наконец, самое последнее. Если вы, например, спросите меня, то я могу вам сказать так. Я считаю, что мы смогли за последние 12 лет вывести Россию на уровень принципиально отличный оттого, что было в 90-е годы. Россия снова стала страной из высшей лиги, страной не только с которой считаются, потому что мы ядерные ракеты имеем, иные виды вооружений, но и страной, в которой растет заработная плата и пенсии.

Кстати сказать, заработная плата с 2000 года выросла с трёх тысяч рублей до 24 тысяч. Этого не сделало ни одно правительство ни в одной стране мира. И это точно должно быть отнесено в актив действующей власти, но, подчеркиваю, окончательные оценки, конечно, дадут люди 4 декабря.

Мне, например, не стыдно за то, чем я занимался последние три года и за то, чем я занимался, начиная с 9 ноября 1999 года, когда я из Петербурга переехал в Москву", - заключил Дмитрий Медведев.

СМИ народов Севера интересовала Арктика и стратегия ее развития.

"Ямал – это часть Арктики. Арктика – регион очень богатый природными ресурсами. На территории Арктики сохранилась древняя цивилизация – это коренные малочисленные народы. И для ямальцев очень важно именно стратегия освоения этого арктического региона. Хотелось бы, Дмитрий Анатольевич, услышать: какова стратегия развития этого региона, каковы наши интересы и приоритеты?", - спросила Татьяна Гостюхина, руководитель дирекции программ народов Севера окружной телерадиокомпании "Ямал-Регион". 

"Стратегия обычно на документах основывается. У нас есть стратегия развития нашего присутствия в Арктике. Она утверждена, если не ошибаюсь, еще в 2008 году, и мы на основе этой стратегии работаем. Она подразумевает одну, но простую вещь: Россия – это полноценный и очень сильный участник арктического сообщества", - ответил Дмитрий Медведев.

"Вы знаете, некоторые страны пытаются попасть в арктическое сообщество, стать арктическими странами, а сами находятся чуть ли не в Антарктике, или, во всяком случае, совсем в других зонах. Но мы-то природно-арктическая страна. Мы страна, которая имеет огромные северные рубежи, и реально участник всех арктических взаимоотношений. Но это не должно быть абстрактной темой, она абсолютно конкретная. Что нам нужно от нашего присутствия в Арктике?", - добавил Президент.

"Во-первых, мы должны пользоваться богатствами Арктики, всячески их развивать. Во-вторых, мы должны использовать наше географическое положение, включая Северный морской путь. В-третьих, мы должны думать о людях (или, наоборот, даже, в первых моментах), которые живут в сопредельных регионах, и обязательно стараться помогать тем нашим северным народам, которые попадают в этот арктический пояс, и у которых жизнь совсем непростая. В-четвертых, наверное, мы должны думать об укреплении нашей безопасности, потому что у нас большая арктическая граница и, еще раз подчеркиваю, за рамками этой границы – это свободные пространства, но в то же время это зона наших интересов.

И поэтому мы обязаны сделать все, чтобы тот, кто ходит под иностранными флагами в этих водах, тот, кто пролетает над этими местами, тот, кто исследует эти просторы, все-таки сообразовывал свое присутствие с международным правом и с нашими интересами. Наверное, это основные направления нашего присутствия в Арктике.

Но из этих четырех направлений вытекает и целый ряд государственных программ. Я сказал о поддержке коренных малочисленных народов. Вы знаете, все-таки мы за последнее время довольно много денег в эту программу качнули. Я встречаюсь сейчас с нашими коллегами, которые представляют соответствующие этнические сообщества, они все признают, что по различным каналам стали приходить деньги и на развитие бизнеса, и на развитие традиционных промыслов, и на образование. Потому что, конечно, люди – это главная ценность", - заключил Глава государства.

Фото предоставлено пресс-службой Президента России.

 


Регион: Екатеринбург        Рубрика: Новости УрФО  


Вся информация, размещенная на данном веб-сайте, предназначена только для персонального использования. В случае заимствования, копирования или распространении в какой-либо форме информации сайта naurfo.ru и СМИ «Новости УрФО» (информационное агентство) обязательна гиперссылка на источник naurfo.ru (http://naurfo.ru/) и текстовое указание СМИ «Новости УрФО» (информационное агентство). Материалы, подготовленные СМИ "Новости УрФО" (Информационное агентство), размещаются с указанием источника. Номер свидетельства ИА № ФС 77 – 68212, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций 27.12.2016 г. Действующее.

Написать комментарий

 

Последние новости

Центр коррекции веса Марины Ларцевой и Ларисы Ивановой

Полицейский в Челябинске отрезал голову своей жене

березовая роща

 



Похожие новости